USD 1 USD
2,10 -0,02
EUR 1 EUR
2,46 -0,02
RUB 100 RUB
3,14 0,00
Курс валют на 20.09.2018, НБРБ

Китайские инвестиции

Налаживая бизнес в новых странах, китайцы обычно не скупятся на инвестиции и дешевые кредиты для своих партнеров. Однако практика показывает, что еще ни одна страна не разбогатела благодаря китайским вложениям — скорее наоборот.

За последние шесть лет объем китайских инвестиций в европейскую экономику увеличился в 22 раза. Только за минувший год прямые китайские инвестиции в экономику Евросоюза выросли на три четверти, превысив 35 млрд евро. В прошлом году КНР инвестировала в Германию рекордную сумму в $14 млрд.

Однако отношение к китайским инвестициям у европейцев двоякое. Каждый китайский доллар — это дополнительные рабочие места и экономический рост. Но, с другой стороны, в Европе понимают, что китайские деньги, инвестированные в европейский инжиниринг и высокие технологии, тем самым поднимают уровень китайских товаров и сервисов и они, в свою очередь, конкурируют с европейскими продуктами.

Больше всех появлению китайского капитала в ЕС противятся Берлин и Брюссель, опасаясь потерять роль главных экономического (Берлин) и политического (Брюссель) центров Европы.

В 2018 г. заканчивается дотационная программа Евросоюза, по которой страны Восточной Европы получали финансовые вливания из европейского бюджета на развитие экономики. Теперь эти страны вместо ЕС обращаются к Китаю, и это становится еще одной проблемой для старой Европы. Во-первых, "младоевропейцы", получив китайские инвестиции, неизбежно будут защищать китайские же интересы в Европе. Во-вторых, европейские экономисты слишком хорошо знают, к каким последствиям может привести экономическая ориентация на Китай. Для этого достаточно изучить два примера.

Китай и Беларусь

Наши белорусские соседи могут очень много рассказать о сотрудничестве с китайским бизнесом. Только эти рассказы будут невеселыми. Началось все лет 10 назад, когда Александр Лукашенко в поисках денег и противовеса российскому влиянию начал развивать сотрудничество с Китаем. Пекину это пришлось очень кстати — там как раз запустили проект нового Великого шелкового пути, грандиозного сухопутного транспортного маршрута из Китая в Европу. А Беларусь со своей развитой транспортной инфраструктурой, граничащая сразу с тремя странами ЕС, оказалась идеальным конечным пунктом на этом маршруте.

Словом, последнее десятилетие официальный Минск получает столько китайских инвестиций и дешевых кредитов, сколько просит. Лукашенко на совещаниях регулярно упрекает чиновников: "У нас лежат китайских $15 млрд, а достойные проекты под эти деньги вы все предложить не можете!" На улицах Минска китайцев больше, чем всех прочих иностранцев вместе взятых, — действует соглашение о "безвизе". Китайские компании выкупают белорусские предприятия, земли и заводы, открывают китайские рестораны и массово завозят в Беларусь своих работников...

Все началось с создания под Минском белорусско-китайского технопарка "Великий Камень". Теперь белорусы, вспоминая о нем, добавляют к названию "на шее Беларуси". Изначально предполагалось, что на этих землях (с которых власти согнали местных дачников) китайцы построят современные hi-tech производства. И в самом деле, первыми резидентами новой свободной экономической зоны (китайцы пробили себе право не платить налоги и даже не соблюдать белорусские законы на территории технопарка) стали корпорации ZTE и Huawei.

Они должны были начать строительство своих заводов еще в 2015 г., но... Никаких "высокотехнологичных предприятий" на белорусской земле китайцы так и не построили, а в "Великом Камне" оборудовали грандиозную торгово-логистическую площадку. То есть склады с подъездными путями. На все претензии белорусских чиновников, ответственных за проект, китайцы улыбались и кивали, кивали и улыбались... В итоге Александру Лукашенко пришлось без лишнего шума сменить статус "Камня" — теперь это не технопарк, а просто китайская безналоговая зона со своими законами и правилами. Работает там тоже привезенный из Китая персонал — ни одного рабочего места для белорусов не создано, хотя и обещали.

"Китайские бизнесмены и не планировали строить предприятия в Беларуси — заводов им на своей родине хватает, — объяснил в комментарии для "ДС" белорусский экономист Андрей Аксенов. — Им нужен просто огромный склад, неподконтрольный никаким проверкам логистический центр на самой границе со вторым по значимости рынком для Китая — Евросоюзом. А белорусским властям просто заткнули рот инвестициями. Деньгами, очень большими по местным масштабам, но пустяковыми для Китая".

Особенность Китая в том, что его власти выдают кредиты, никак не увязывая их ни с политикой, ни с экономическими реформами в стране-получателе. На что и купилось белорусское руководство, которое регулярно оказывается под западными санкциями за политические репрессии. И не может получить новый кредит от МВФ из-за нежелания реформировать экономику.

Китайцы, наоборот, кредиты давали очень охотно, но все они были связанные. То есть сами деньги оставались в Пекине, белорусские власти могли их потратить только на закупку китайского промышленного оборудования и разного ширпотреба. А вот отдавать нужно было уже живой валютой либо собственностью.

В Минске попытались за счет таких китайских кредитов провести модернизацию разных госпредприятий, прежде всего деревообрабатывающих и цементных. Но эта модернизация в итоге вышла боком.

"Китайцы вместо современных производственных линий, указанных в контрактах, поставляли старый ржавый хлам. Силовые кабели не соответствуют белорусским нормативам безопасности? Меняйте нормативы! Нет очистительного оборудования? Зачем оно вам, у вас же речка рядом, туда сливайте, — рассказывает Андрей Аксенов. — В итоге оказалось, что энергоэффективность цементных заводов с китайским оборудованием в три раза ниже, чем аналогичных польских, цемент получается золотым. А в Добруше бумажную фабрику вообще придется перестраивать полностью — китайцы даже не смогли запустить собственное же оборудование".

Китай и Африка

Последние пару десятилетий этот континент успешно "осваивает" китайский бизнес. Здесь важно то, что в Африке очень плодородные почвы и теплый климат, идеальный для земледелия. А Китай — это бездонный рынок продовольствия. В результате китайские корпорации купили или арендовали для земледелия в странах Африки большие территории — более 3 млн га плодородной земли. Благо цены на землю там невелики: к примеру, в Эфиопии аренда стоит $1,2 за гектар в год. Покупка земли тоже обходится недорого — до $20–30 за гектар. Вот только после интенсивной китайской эксплуатации, со снятием четырех урожаев в год, через несколько лет эта почва превращается в простой песок.

"Подобно расе, решившей приспособить новую планету для своего обитания, из-за разрушительного давления на собственные природные ресурсы в стране Пекин привел в действие так называемую политику "Африка только для Китая", — говорит африканский бизнесмен-издатель Тревор Нкубе. — Открываются новые посольства и воздушные маршруты. Всюду можно встретить новую китайскую элиту континента, делающую покупки в собственных дорогих магазинах, разъезжающую в лимузинах. Но при этом избитые рытвинами дороги загромождены китайскими автобусами, везущими людей на рынки, заполненные дешевыми китайскими товарами. Тысячи миль новых китайских железных дорог пересекают Африку, перевозя миллиарды тонн незаконно вырубленного леса, алмазы и золото. Эти дороги привязаны к разбросанным вдоль побережья портам, ожидающим груза для перевозки его обратно в Пекин после того, как будут выгружены привезенные из Китая дешевые игрушки".

Китайцы, арендуя африканские земли, прокладывают дороги, оросительные системы, строят элеваторы, перерабатывающие производства. Но их интенсивное сельское хозяйство лишает работы крестьян (особенно на арендованных землях, правительство сгоняет их оттуда). Где раньше пашню возделывали 100 человек, их остается 10, да и то это относительно квалифицированные крестьяне — обученные китайцами трактористы, комбайнеры и т. п. Оставшиеся без работы 90 крестьян из этой сотни вынуждены или умирать от голода, или подаваться в трущобы городов.

"Вот пример: Китай предложил Кении помочь поднять ее сельское хозяйство — инвестициями, дешевыми кредитами. Кенийцы согласились, дали много хорошей земли в аренду на 50 лет, — рассказывает экономист Иван Акулич. — Китайцы всю эту землю огородили заборами, построили закрытый городок, в который завезли своих рабочих. Результат: работают китайцы, все выращенное отправляется в Поднебесную, все оборудование тоже закуплено в Китае. А Кении по итогу останутся истощенные на 200% земли и скромные деньги за аренду, которые уже все разворованы".

Но еще круче китайские агробизнесмены поступили в Эфиопии. Там они в отдельных районах взяли в аренду сверхплодородные земли, с полутораметровым слоем чернозема. После чего просто сняли его бульдозерами и на кораблях вывезли в Китай...

Китайские чиновники и бизнесмены на переговорах очень любят кивать, улыбаться, рассказывать о взаимовыгодном сотрудничестве и подписывать красивые меморандумы. Но те, кто давно ведет дела с Китаем, знают: для китайцев есть только их собственный интерес, интереса партнеров для них не существует. При этом стратегия развития Поднебесной прописывается не на годы, а на столетия вперед. И в этой стратегии нет других интересов, кроме китайских. А инвестиции — лишь один из инструментов реализации этой стратегии.

Денис Лавникевич

Присоединяйтесь к нам в Twitter, ВКонтакте, Facebook, Google+ и Одноклассниках чтобы быть в курсе последних событий города Светлогорска. Если у вас есть интересная светлогорцам информация, пожалуйста, сообщите о ней!

Добавить комментарий

Защитный код Обновить