Светлогорск: экспериментальный город

Светлогорск

Светлогорск – экспериментальный город, построенный почти весь на месте леса. Суть эксперимента заключалась в максимально щадящем отношении к деревьям при строительстве любых объектов.

Специалисты “Гомельгражданпроекта” совместно с другими надзорными службами контролировали не только выполнение проектной документации в части строительных норм и правил, но и следили за целесообразностью вырубок под строящиеся объекты. В результате максимально сохранены остатки леса в микрорайонах № 2 и 3.

Общественности города не известны причины отказа строителей от такой практики при строительстве микрорайонов № 6, 6А, 8. Именно в эти микрорайоны стремятся устроиться дворниками те, кто ищет работу, т.к. здесь нет опавшей листвы и хвои.

Но у нас, жителей города, когда мы находимся в этих микрорайонах, возникает ощущение пустоты, нехватки чего-то, к чему мы привыкли. И только спустя какой-то промежуток времени понимаем, что эти районы города кажутся “голыми”, пустыми как степь.

Затронув тему эксперимента, нельзя не сказать о том, что в городе, построенном в лесу, уже многие годы нет ландшафтного архитектора, ставка которого существовала в горисполкоме до конца 90-х годов ХХ века. Работал специалист, который мог в целом оценить состояние городского ландшафта и выдать рекомендации по максимальному сохранению всей городской экосистемы.

Уже больше 15 лет этими вопросами никто из специалистов не занимается. Работа по обслуживанию всего растительного мира в городе возложена на коммунальные службы КЖУП “Светочь”. Направляют и контролируют эту работу службы РИК. Из всех, кто задействован в работе с растительным миром, профильное образование имеет только один работник цеха благоустройства и озеленения КЖУП “Светочь” (в настоящее время в декретном отпуске).
По генеральному плану города, обсуждаемому в 90-е годы, лесной массив от микрорайона № 3 до промзоны оставлен как защитная лесополоса, как лёгкие города.

Этот лес - часто посещаемое место жителями, т.к. через него проходит дорога к гаражным кооперативам, к пос. Строителей. Юридический же статус этого массива не определен.

Кто-то считает, что это – лесопарк, кто-то – парк (некоторое время назад на данной территории работали детские аттракционы), кто-то считает это лесным массивом. Этот вопрос имеет юридические последствия в период запрета посещения лесов. Если этот массив считать не лесом, а парком или лесопарком, запрет на посещение его действует или нет?

Кроме наименования этого участка леса, не определены его границы на местности. Даже когда работали детские аттракционы, границы зоны отдыха не были обозначены.

Наш район, как и другие районы области, подвергся нашествию жука-короеда. Именно по причине борьбы с этим вредителем и проводятся массивные рубки деревьев, как поясняют работники цеха благоустройства и озеленения.

Тем не менее не прекращаются многочисленные жалобы жителей города на варварское отношение к лесу, бесхозяйственность при проведении работ. Свидетельством этому служат многочисленные кучи порубочных остатков, поваленные и не вывезенные месяцами деревья. Жестоким образом вырезается кустарник.

При виде всего, что творится коммунальными службами в лесу, болит душа. После прохода техники через участки подлеска, молодые деревца остаются в лежачем положении, а впоследствии погибают. Вырезают две сосны, а гибнет целый участок молодого леса.

По данным лесхоза, в молодом лесу жуком-короедом затронуты лишь хвойные деревья. Почему же тогда в течение двух лет активно вырубаются целыми участками берёза и осина? Ответ может быть только один. Если ранее для рубки хотя бы одного дерева предприятие или организация должны были согласовать этот вопрос с лесхозом и получить лесорубочный билет, то сейчас это не требуется. Цех благоустройства и озеленения сам себе назначает рубку, сам рубит и сам себя контролирует.

Вопрос бесхозяйственности заключается и в том, что брошенные порубочные остатки даже в зимний период, что мы наблюдаем в настоящее время, остаются местом обитания короеда. Здесь он перезимовывает, а весной начинает свою активную деятельность, поражая соседние участки ещё здорового леса.

Опасность представляют и склады пиломатериалов, где хранятся брёвна с целостной корой. С этих складов короед вылетает на ближайшие участки леса или даже на садовые участки.

Возмущение жителей вызывают и факты так называемого «окультуривания» сосновых участков леса, прилегающих к улицам Свердлова, Калинина, Луначарского.

Около десяти лет назад руководству КЖУП «Светоч» захотелось из этих сосен сделать столбы с минимальной кроной наверху. Несмотря на сопротивление работников цеха благоустройства, эта работа была в приказном порядке проведена. Руководству Светлогорского РИК, в свою очередь, при проезде на автомобиле по улицам Свердлова и Калинина захотелось вдруг иметь, как выражаются коммунальники, достаточный обзор. В результате, по ул. Свердлова на глубину 50 метров вырублен весь кустарник. Эта работа активно проводится ежегодно в лесу по ул. Калинина. Причем, уничтожается не только кустарник, но и поросль молодых деревьев. Так напротив магазина «Стиль» образовалось голое место вместо ранее красивого лесного участка. Вот это, наверное, и называется обзор? Вопрос - обзор чего и для чего? Ответа нет!

Уже год функционирует детская игровая площадка, оборудованная в лесу на пересечении улиц Свердлова и Калинина напротив ТЦ «Берёзки». Место для данной площадки выбрано крайне неудачно, т.к. при остановке транспорта на перекрёстке у светофора воздух загрязняется окисью углерода и сажей, которые выделяются при торможении автомобилей.

Эти загрязнения могли снизить кустарники и масса сосновой хвои. Однако около десяти лет назад две трети сосновых ветвей было спилено, а в период оборудования площадки был вырублен кустарник. В результате вместо оздоровительного эффекта детский организм получает нагрузку из комплекса вредных ингредиентов. Но для работников РИК в данном месте открывается очень хороший обзор, как это они любят. Заслуживают внимания данные специалистов лесного хозяйства о том, что именно кустарниковая растительность в виде живой изгороди очищает воздух на уровне выхлопной трубы.

Не меньше жалоб направляется в коммунальную службу города в части проводимых обрезок деревьев вдоль улиц и во дворах. Существуют определённые правила, которые были выработаны поколениями садовников, садоводов, специалистов по ландшафтному озеленению. Почему эти правила не применяются? Кто освободил городские власти и коммунальные службы от выполнения этих правил? В каком документе прописана эта вседозволенность?

До начала 2000-хгодов вся обрезка деревьев в городской черте была лицензируемой. Теперь же необязательно иметь документ, который подтверждает квалификацию работника. И это не преминуло повлечь за собой печальные последствия. Всё чаще стало использоваться топпингование (обрезка под столб) деревьев и парковых насаждений: район пятисоток, ул. Социалистическая, автобусный парк № 5, микрорайон Октябрьский (сквер, внутридворовые территории), микрорайон Первомайский (дворы домов №1-6), детский центр «Ювента». Это приводит к ряду физиологических и механических повреждений деревьев, не говоря об оскорблении эстетических чувств граждан.

Кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Института экспериментальной ботаники НАН Республики Беларусь Ирина Вознячук поясняет, что после таких обрезок древесина таких деревьев менее прочна, чем выросшая естественным путём. В результате через 5 – 10 лет мы имеем аварийные деревья, которые ранее таковыми не являлись. Установлено, что после таких обрезок 10 % деревьев погибает через год, а отпад таких деревьев через 5 лет может доходить до 50 %. После такой обрезки у деревьев появляется стволовая гниль. Коммунальники делают такую обрезку, чтобы, как они поясняют, омолодить деревья, а получают лишь гнилые стволы.

Почему практика превращения здоровых деревьев в гнилые стволы продолжается, несмотря на убыточность этих работ? Одной из причин, как мне кажется, можно считать низкую квалификацию работников. Специалистов по ландшафтному дизайну в городе нет, этот вид работ не лицензирован, поэтому обрезку может сделать любой человек, который имеет право и может пользоваться бензопилой.

При анализе работы коммунальной службы города по отношению к кустарниковой растительности, следует вывод: единственное, что выполняется ежегодно, – подрезка и вырубка. Причем вырубка идёт очень активно.

Лет 10 - 15 назад жилые дома в городе хотя бы с одной стороны были окружены кустарниками. Сейчас же чаще всего мы видим голые стены домов и чахлую траву. Даже со стороны фасада не по всей длине дома имеются кусты. А ведь по данным научных исследований кусты и живая изгородь способны очищать воздух в загрязнённых городах с высокими зданиями лучше, чем деревья.

Такое же отношение к газонам. Из комплекса работ по выращиванию, подкормке, поливу и стрижке газонов выполняется только стрижка. Причём, нарушается самое главное требование – запрет на эти работы в засушливый период! Варварская стрижка «под лысый газон» и отсутствие полива уже привели к массовому усыханию травы, уменьшению плотности, образованию песчаных просек на всех газонах города.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что руководство коммунальной службы города в первую очередь заинтересовано в ежедневном обеспечении работой газонокосильщиков, лесорубов и др. специалистов. А вот вопрос, как себя чувствует экосистема, над которой в прямом смысле слова издеваются те, кто должен сохранять её для наших потомков, не относится к компетенции этих служб.

Присоединяйтесь к нам в Twitter, ВКонтакте, Facebook и Одноклассниках чтобы быть в курсе последних событий города Светлогорска. Если у вас есть интересная светлогорцам информация, пожалуйста, сообщите о ней!

Добавить комментарий

Защитный код Обновить