Хор мальчиков и юношей Светлогорской школы искусств

хор мальчиков и юношей Светлогорской школы искусств под управлением Галины Львовны Урьевской-Евсюковой

В нашем мире лишь человеку дана способность к творчеству. Лишь человеку нужно нечто большее, чем хлеб насущный. Лишь человек способен излить и воплотить свою мысль в художественных образах посредством живописи, скульптуры, танца, поэзии… Лишь человек имеет нужду и способность любую деятельность возвести в ранг искусства.

– Концентрируем внимание на мне! – заслышав такой голос, хочется встать во фронт и по-унтерофицерски щелкнуть каблуками. Его обладательница, Галина Львовна Урьевская-Евсюкова, проводит репетицию образцового хора мальчиков и юношей.

Хор под управлением Галины Львовны неоднократно побеждал на мыслимых и немыслимых конкурсных и фестивальных площадках Беларуси, Москвы, Петербурга. В прошлом году хор стал дипломантом международного фестиваля в Швейцарии. Хор мальчиков и юношей Светлогорской школы искусств участвовал в ключевых мероприятиях наряду с такими ведущими творческими коллективами России, как Государственный академический Большой театр России, Большой симфонический оркестр имени Петра Ильича Чайковского под управлением Федосеева, «Снежное шоу» Вячеслава Полунина, Молодые виртуозы-стипендиаты фонда Владимира Спивакова, камерный хор «Покров». Наши дети пели в храмах Цюриха, Женевы, Берна. Люди замирали и плакали, услышав голоса наших мальчишек. И вот сейчас я увижу творческую лабораторию хорового отделения Светлогорской школы искусств.

– Баритоны, внимание! Легатиссимо. Почему я не вижу ваших рук? Староста, обратите внимание, я второй раз делаю замечание Коваленко. Пошли, выдох шумный! – все тридцать мальчишек с шумом выдыхают воздух.

– Баритоны – «фа»!

– «Фа-а-а-а», – протяжно и плавно загудели юношеские баритоны, – «фа-ми-фа-соль»…

– Очень вяло, ребята, – Галина Львовна делает шаг из-за пюпитра. – Итак, у вас тоника. Какая это нота? В какой тональности? Запоминаем. Пожалуйста, «фа», – обращается Галина Львовна к аккомпаниатору. Та мягко ударяет по клавишам фортепиано. – Пошли, упруго «фа»! Выдох!

Хор повторяет выдох, аудитория наполняется звуком десятка одновременно закипевших чайников, наступает легкая пауза, и…

И хоровое отделение погружается в мягкое «фа» баритонов. Мальчишки исполняют ноту с одновременным ее произнесением. Они уже добрались до ноты «ля» и катятся с ней по горизонтальной звуковой плоскости, потом резкий взлет вверх на ноту «ми», и с этой вершины плавный скат до ноты «до».

– Много звука! – Галина Львовна выбрасывает над головой руку, сжав ее в кулаке. Она как-будто схватила невидимые нити, идущие от каждого мальчишки, и сходящиеся где-то в центре аудитории. Мальчишки привстали на цыпочки. Галина Львовна опускает руку и хор замолкает. Вместе с мальчишками и я, попав в энергетическое поле Галины Львовны, мысленно встаю на цыпочки, формирую звук «о» в «куполе».

– Какой самый высокий звук был у вас в этой фразе?

– «Си» бе моль, – отвечают представители баритонов.

– «Фа» второй октавы, – отвечают представители дискантов.

– Теперь, пожалуйста, все вместе! Держитесь на цыпочках на «фа», а вы на «си» бе моль поднимитесь. Еще гуще добавьте мне по насыщенности в голосе. И посветлее, пожалуйста. Выдох!

Хор вновь мягко басит. В общей звуковой канве отчетливо слышатся серебристые тенора. Они вырываются на первый план, затем вновь поглощаются баритонами. Рука над головой Галины Львовны живет отдельной жизнью. Она словно вращает реостат, и повышается напряжение мальчишеских голосов. Рука весь хор держит на ладони, поднимает мальчишек вверх, опускает вниз, а извлеченный из них голос все еще продолжает звучать вверху. Галина Львовна стоит в центре аудитории в самом низу хоровых полатей, но кажется, что она нависает над каждым хористом в отдельности. Она то мечется вдоль рядов, прислушиваясь к голосам отдельных мальчишек, то возвращается на середину. Галина Львовна, выражаясь научным языком, использует невербальные средства коммуникации – стучит каблуком по полу, вызывая диссонансную вибрацию, заставляя хор соответственно реагировать. Таким средством связи пользуются глухонемые. Они не слышат, но чувствуют малейшие вибрации. Таким образом, они даже могут танцевать, улавливая вибрации музыки. Рука Галины Львовны ни на минуту не отпускает узел связующих хор нитей:

– Рот формирует звук! Быстро убрал челюсть! Управляйте этой механикой. Готово. Девятнадцатая цифра. Кто у нас ведет? Дисканты вторые. Какая тональность на девятнадцатой цифре? Аккорд, – это Галина Львовна вновь обращается к аккомпаниатору. – Внимание, пошел подхват на раз! В три голоса! Как только начали петь баритоны, все ушли, дали приоритет этому голосу!

Хоровое отделение наполняется тонким звенящим светом. Он переливается хрусталем и серебром. Издалека вплетаются темные баритоны, вместе они тянут к вершинам, там вновь рассыпаются на два разных потока и вновь сливаются.

– Поднимите брови! Лицо светлее! Держите тело. Я хочу услышать мужскую энергетику. Вдох! Сольфеджио! Большая пауза! Подхват! Ко мне корпус! – врывающийся в музыкальную паузу голос Галины Львовны способен перекрыть рокот вулкана. Когда же хор начинает партию, его почти не слышно.

– Мне не нужен звук! Мне нужна ваша энергия!

Полтора часа пролетают фантастически быстро. За это время я ни на минуту не отвлекся от репетиции. То же и с мальчишками. Глядя на них, поначалу не понимал, чем современных парней, причем, вовсе не маменькиных сынков, может привлечь хоровое пение? Ответ пришел вместе с концом репетиции.

В нашем мире лишь человеку дана способность к творчеству. Тот, кто понял свое призвание, кто понял, в чем его талант и реализует его – конечно же, не становится счастливым автоматически, не освобождается от проблем нашей жизни, но становится центром напряжения Истины. Галина Львовна Урьевская-Евсюкова стала таким центром реализации гармонии из хаоса. Она осуществляет эту сложнейшую задачу, используя в качестве средства сложнейший инструмент, состоящий не просто из бездушных человеческих тел, а из сложно организованных мальчишеских личностей. Этот путь невозможен без железной воли и стопроцентной подчиненности нуждам хора всех его участников. Поэтому достигается результат практически фельдфебельской дисциплиной.

Тем не менее, мальчишки обожают Галину Львовну. И это чувство взаимное.

– Я влюблена в своих мальчиков, – говорит Галина Львовна. – Потому что они невероятно талантливы. Но мальчишек нужно постоянно ориентировать на выполнение любого дела, особенно хорового. В хоре они все зависимы друг от друга, словно альпинисты в связке. Для нас главный вопрос – хоровая дисциплина. Ведь хор – это выражение себя через коллективное творчество. Хор для нас – это школа жизни, где мы учимся ответственности, поведению в обществе, а голос – это средство коммуникации, средство выражения воли, проявления характера, эмоций. Все эти компоненты человеческой личности у каждого разные и зависят от воспитания в семье, общей культуры, интеллектуального развития. И уже из этих свойств вытекает состояние либо лидера, либо ведомого. Но послушание, терпение и смирение требуются от каждого участника хора. Иначе распад коллектива неизбежен. Хор перестанет существовать как единый организм.

– Галина Львовна, а как вы проявляетесь в хоре?

– Я пастырь и проповедник.

– Какая главная у вас задача?

– Прежде всего – воспитание из мальчика личности, мужчины, человека со всем набором человеческих качеств.

– Каков для вас идеал мужчины?

– У мужчины должна быть высокая интеллектуальная насыщенность, он должен обладать честью и достоинством, умением держать слово, работать на конечный результат, умением уважать женщину, видеть в ней любящего и любимого человека, уважать в ней хранительницу семейного очага.

– Хор – это способ вашего самовыражения?

– Хор – это моя жизнь, и таким образом я выражаюсь в жизни. Для меня хор – смысл жизни. Свое дело я очень люблю, делаю его качественно и с большим удовольствием.

– Что способно вызвать в вас негативные эмоции?

– Лень мальчишек, которые не занимаются дома. Это моя большая печаль. В связи с этим хочу сказать, что если родители не будут участвовать в воспитании ребенка по тем же правилам, которыми он живет в хоре, то ничего из этого мальчишки не получится. Он просто ничего не будет успевать – успевать быть человеком, успевать правильно делать дело.

– Галина Львовна, во время репетиции я заметил, что вы подходили к некоторым мальчишкам и пальцем поднимали у них брови вверх. Зачем?

– У хоровиков и вокалистов есть такое выражение: «брови домиком». При этом на лице должна присутствовать умиленная улыбка. У мальчика не должны быть напряженными мышцы лица. Ребенок во время пения весь превращается в звучащий инструмент. Но человек отличается от обычного инструмента тем, что может выдать еще и эмоцию. Причем, обязательно положительную. Вокалисты – это единственные исполнители, которые стоят лицом в зал и им работают. Вот почему брови должны быть вверху. Брови помогают держать

высокий звук.

– Тогда и глаза должны быть радостными?

– Глаза должны быть живыми. Когда душа трудится, глаза живые. Когда же глаза стеклянные, это значит, что вокалист либо заснул, либо витает неизвестно где, только не на репетиции. В этом случае ребенка выдает и пластика. Вообще, у детей, которые по жизни радостные и светлые, хоровое пение получается лучше. И наоборот, пение детям, которые агрессивны, которые живут в не вполне приемлемых условиях, дается хуже.

– Хор – это собрание индивидуумов со своими характерами…

– Кроме того, у каждого еще свое эго. И оно заставляет представлять, что вся вселенная вращается только вокруг тебя. Мы же стараемся научить ребят тому, что мы должны возлюбить ближнего, как самого себя, что в этот мир мы должны придти с миром. И в мире находиться с самим собой. Если мальчик не в контакте с самим собой, он не будет в контакте с остальными. И мальчик свою агрессию будет нести в хоровом пении. Маленький пример: весь хор пошел на усиление звука, а затем на уменьшение. А мальчик остался наверху. Таким образом он выражает свое я. Мальчик мешает всем, потому что у него зашкаливает эго. Он делает это неумышленно, но это свидетельствует об отсутствии самоконтроля. Мы же учим видеть себя со стороны, давать себе самооценку.

Искусствоведы уже давно все разложили по полочкам. Они систематизировали различные виды искусства по жанрам, расписали их характерные признаки, черты и детали. Но лишь одного они не в состоянии объяснить: почему у одних это высокое искусство получается, а у других нет? Героиня моего повествования Галина Львовна Урьевская-Евсюкова уверена в том, что знает, почему у нее получается. Ну, а я уверен в том, что если любой другой человек повторит ее методы и приемы, результат не гарантирован. Скорее всего, дело в таланте, дарованном данному конкретному человеку. А мальчишки из хора и вовсе не ставят перед собой подобных «глупых» вопросов. Им просто хорошо здесь и сейчас вместе со своим руководителем. Ведь они, как и все дети живут не разумом, а сердцем. А уж эта область находится далеко за пределами рационализма. Смею лишь предположить, что души, способные воспринять Истину через гармонию музыки, тянутся к себе подобным и к тому, кто эту гармонию способен реализовать.

Присоединяйтесь к нам в Twitter, ВКонтакте, Facebook и Одноклассниках чтобы быть в курсе последних событий города Светлогорска. Если у вас есть интересная светлогорцам информация, пожалуйста, сообщите о ней!