70 лет назад деревня Ола Паричского (ныне Светлогорского) района повторила судьбу Хатыни

Братская могила воинов и жертв фашизма деревни Ола

14 января 1944 года фашистские каратели сожгли деревню вместе с жителями. В Оле погибло 1758 человек, в том числе 950 детей и около 500 женщин…

«Спасаясь от гитлеровских извергов, многие жители посёлка Восход, деревень Коротковичи, Бродки, Красновка, Дуброва, Антоновка и других укрывались в деревне Ола Полесской области, и в лесу, находящемся вблизи этой деревни. Немецко-фашистские захватчики 14 января оцепили деревню Ола и учинили дикую расправу над мирными советскими гражданами. Озверевшие гитлеровцы загнали стариков, женщин и детей в дома и сараи, заперли их там, а затем сожгли живьём. Фашистские изверги бросали в горящие дома гранаты, стреляли из автоматов и следили, чтобы никто не мог убежать. В одном сарае, на северо-западной окраине деревни, немцы заживо сожгли до 70 человек. В огне погибли Александра Зыкун – 95 лет, Яков Курулович – 85 лет, Степан Зыкун – 81 года, грудные дети – Александр Устименко – двух месяцев, Феня Зыкун – трёх месяцев и многие другие. По рассказам оставшихся в живых жителей деревни, немцы в течение этого дня расстреляли и сожгли свыше тысячи мужчин, женщин и детей», – говорится в сообщении Советского Информбюро от 7 Апреля 1944 года.

«Чтобы спрятаться от немцев, люди шли в деревню Ола и жили там по 2-3 семьи в доме, – рассказала журналистам жительница деревни Коротковичи Валентина Логвин, чья мать Антонина Науменко пережила страшную трагедию сожжённой деревни. – Однажды утром они услышали лай собак и выстрелы. Фашисты загнали всех в сараи и подожгли. Того, кто пытался спастись, — расстреливали. Маме удалось выскочить из сарая, но от боли она упала и очнулась уже ночью. Наутро ее нашли жители Коротковичей. Все родственники мамы — восемь человек — погибли…»

«От группы отделилась женщина в телогрейке и большом клетчатом платке, – приводит книга «Памяць. Светлагорск. Светлагорскi раён» воспоминания свидетеля тех событий Тараса Колеснева. – Автоматчик шел за ней. Я услышал просьбу позволить сгореть в своем доме. Это была Аксинья Тимофеевна Курлович, жена бухгалтера колхоза. Под дружный хохот фашистов женщина повернулась и твердым шагом пошла к своему горящему дому. За ней бежал фашист с большим баллоном за спиной. На ходу опрыскивал ее бензином. Женщина не обращала на него внимания. Офицер достал пистолет. Но на пороге дома женщина вспыхнула факелом и скрылась за дверями…»

Краевед Мария Зыкун, долгие годы проработавшая в филиале Светлогорского музея в д. Чирковичи, бережно сохранила воспоминания о событиях 14 января 1944 года жителя Олы Артема Устименко. В тот день 14-летнему Артёму удалось выбраться из дома, который стоял поодаль от деревни, и доползти до леса.

«Он мне рассказывал, что люди из близлежащих деревень по льду Березины уходили в Олу, потому что та располагалась среди болот, в непроходимом лесу, – говорит она. – Все надеялись, что фашисты в этой «тайге» их не достанут. И что каратели пришли в деревню – это не случайно, без предателей, полицаев тут не обошлось».

В разговоре со мной Мария Фоминична вспомнила ещё один факт о тех событиях: «В Рудне фашисты стреляли по погребам, в которых прятались люди. В одном из них уцелел шестилетний мальчик Ваня — он оказался под телами убитых, поэтому немцы его не нашли. Какая-то раненая женщина сказала ему бежать в деревню Ола. Мол, все жители Рудни спасаются там. Ребенок добрался до Олы и попал из одного пекла в другое. Когда я услышала эту историю, долго плакала…»

«Когда стало известно, что фашисты готовят контрудар, людей предупредили, и часть мирного населения ушла за железную дорогу, к Шатилкам, – рассказывает сотрудник чирковичского музея Наталья Гавриленко. – Другие, может, не поверили, понадеялись, что оккупанты будут лояльно относиться, а когда начались зверства, угон в Германию, в концлагеря, стали по льду уходить в пойменный лес на том берегу реки, прятаться. 14 января в Оле был престольный праздник, многие люди пришли туда к родственникам, а фашисты любили устраивать карательные операции, уничтожать деревни именно в такие дни. Эта трагедия коснулась и моей семьи: в Оле сгорела дочь сестры моей родной бабушки».

Ола, деревня Чирковичского сельсовета. Название походит от одноименной реки (приток Березины), на берегу которой и было и основано поселение. Упоминается в документах с 1875 года, как населённый пункт Бобруйского уезда Минской губернии. Имелось 6 дворов, являлась государственной собственностью. По переписи 1917 года входила в Паричскую волость, имела 3 хозяйства, 18 жителей. В 1926 году – 17 дворов, 79 жителей. Преобладали фамилии Дикун, Зыкун, Курлович. Перед Великой Отечественной войной – 34 двора 168 жителей. 14 января 1944 убили в Оле 1758 человек – почти в 12 раз больше, чем в Хатыни. Их останки похоронены на месте бывшей деревни вместе с воинами, погибшими при освобождении Светлогорского района. На братской могиле воинов и жертв фашизма в 1958 году установлен памятник – скульптура солдата с венком. Деревня Ола не возродилась.

Присоединяйтесь к нам в Twitter, ВКонтакте, Facebook и Одноклассниках чтобы быть в курсе последних событий города Светлогорска. Если у вас есть интересная светлогорцам информация, пожалуйста, сообщите о ней!